Геннадий Мир - страница 102

^ 12-3. Диалог властелина
Диалог, осуществляемый между властелином и подвластной ему массой людей, еще более своеобразен, чем даже триалог. Условно его можно назвать в отличие от монолога полилогом, однако в нем оказывается больше общего с диалогом, чем с триалогом, потому что властелин вступает в контакт с массой народа как личность, наделенная особыми полномочиями со стороны Эгрегора общества, а народ является отражением в его личностном зеркале одной Моноличностью, включающей в себя лишь отдельные слабые личности, действующие через саму Моноличность и только через нее. Для этого Моноличность наделена особыми органами общественного представительства, через которые собственно и происходит общение ее с властелином.

Человек, являющийся властелином, может существовать и переключаться в несколько состояний: в обычное состояние моноличностного поведения и суженного сознания рядового человека и в состояние лидера, характеризующееся расширенным сознанием, отделением собственной личности от личности лидера и погружением ее в контакт с Эгрегором группы или общества. На время лидерства такой человек имеет как бы два эгрегора – личный и общественный, – причем, общественный превалирует. От степени погружения в контакт зависит качество лидерства.

Еще одной особенностью диалога властелин-масса является ведущая роль одного из них. Необходимо помнить, что требования к властелину со стороны Эгрегора группы или общества весьма специфичны и они лежат в том кластере (пучке) требований, который находится значительно ближе к общему множеству требований Живого Потока, и потому требования Эгрегора группы к властелину значительно меньше будут походить на справедливые, чем просто человеческие между отдельными людьми.

И потому, если ведущая роль в диалоге принадлежит властелину-лидеру, то качество его правления целиком будет зависеть от степени плотности контакта лидера и Эгрегора группы, неважно даже, слабый или сильный характер имеет сам лидер. Главное в этом случае то, что первенство в руководстве и влиянии на обстоятельства группой или обществом бесспорно отдано своему лидеру.
^ 12-4. Справедливость и управление агрессией
Доверие к политике лидера не есть простое свойство группы. Сложность его в том, что оно в значительной степени зависит от способности группы либо полностью подчиняться лидеру, либо от способности группы моделировать будущее, а это означает, что группа способна в широких пределах варьировать степень самовнушаемости, для чего в группе всегда выделяются личности, через которые как через специфические каналы информации передается необходимое для внушения влияние лидера.

Справедливость как качество жизни, проявляющееся в сравнении жизни людей между собой, в ожидании воздаяния благ за добро и мести за зло, в нас постепенно отмирает и уступает место новому качеству – приятию естества и собственных усилий по улучшению отношений и собственной судьбы. Вспомним сказанное почти две тысячи лет назад: “Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым.” (Луки 6.35).

Однако дорасти до приятия естества человечество в целом и каждый в отдельности за две тысячи лет так и не смогли. А потому пока что на Земле развивается другой сценарий – агрессия захлестывает разумное начало в человеке по закону Моисея “око за око...”, а колоссальные возможности человека, растущие постоянно благодаря развитию науки и техники, попадают в лапы к разъяренным “псам” или топчущим разумность “свиньям”: “Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.” (Матф. 7.6).

Справедливость есть свойство несовершенства людей. Она относится лишь к неразвитому в духовном плане обществу.

Истинное же лидерство требует от своего лидера весьма значительных усилий по синтезу позитивных новых для группы отношений и одновременного осуждения старых негативных отношений. В свете этого ярче всего проявляется отношение лидера к агрессии подчиненных: пресечение этой агрессии среди вассалов приводит к сплочению рядов группы и одновременной концентрации усилий на дополнительных формах защиты группы перед лицом противостоящей извне действительности.

Если этого не наблюдается в лидере, то в любом случае ведущая роль в симбиозе лидер-масса переходит к массе и тогда граница надличностных проявлений группы сужается. От внешнего противостояния с другими группами или обществами противостояние и борьба переходят внутрь группы, сея разобщение и агрессию между членами группы, что автоматически приводит к снижению качественных характеристик общества, его устремлений, и к нарастанию вражды к лидеру.

Избежать подобного слабому лидеру можно лишь на какое-то время, так как со временем в любой группе происходит привыкание к отношениям, а автоматика природы заставит их меняться в ту сторону, которая стимулирована основным состоянием сознания группы или общества. Это в свою очередь зависит и от развития духовности группы, и от провозглашения лидером ее идеалов, но, главное, от последовательности в действиях лидера.

7830000546264490.html
7830167552981174.html
7830223464835469.html
7830374683817144.html
7830474906251531.html